Запрет и отрицание

Минимум в пятнадцати странах Европы отрицание Холокоста уголовно наказуемо. Тема сознательно переводится из дискуссионной плоскости, присущей любому историческому событию, в плоскость идеологическую.

Недаром учёный люд, выдвигая противоречивые описания почти любого исторического события, расходясь в оценке роли разных держав во Второй мировой войне, проявляет в отношении Холокоста подчёркнутое единодушие.

Если какому-то параграфу исторического труда нужны репрессии, чтобы выглядеть убедительно — грош цена такому параграфу. Кроме того, геноциду именно евреев придаётся такое значение, будто прочие жертвы геноцида незначимы вовсе, как люди второго сорта.

Хотите подарить отрицателям повод утвердиться в своей правоте? Сделайте им одолжение: запретите дискуссию о предмете, как немецкий национал-социализм запрещал сомневаться в правильности воли вождя.

Не говоря о том, что немецкий национал-социализм и ветхозаветная концепция богоизбранности еврейского народа родственны, как близнецы. На одном ограниченном пространстве две идеологии избранности не смогли бы ужиться: победитель бывает один.

Неудивительно, что кто-то рисует карикатуры, чтобы «справиться с ужасом». Неудивительно и то, что кто-то рисует карикатуры, чтобы «справиться с образом», проверяя свободу слова на прочность. Чем больше запретов, тем неизбежнее их отторжение.

Поделиться
Отправить
Наиболее читаемое