Не быть ни вечевому колоколу, ни посаднику

Разговорились с родственником о первых русских городах на сибирской земле: какой стал первым, какие основали потом. Припомнили Берёзов и Мангазею. Тут беседа свернула в сторону Господина Великого Новгорода, его владений и общественных порядков.

И подумалось мне, что торговый, обращённый к просвещённому миру Новгород с его вольностями выглядит гораздо привлекательнее, нежели Москва с главным попом, косностью, замкнутостью, самодержавным произволом и самоупованием, перенятым у мёртвой державы ромеев.

Грубость и жестокость взяла верх над просвещённостью и вольностью, как нередко бывает — и пришлось Петру Алексеевичу спустя битых три сотни лет в свойственной московскому государству грубой силе рубить окно в Европу, вводить передовые обычаи, — словом, поверхностно и произвольно навёрстывать то, что прежде было искоренено и утоплено в крови.

И до сих пор Москва остаётся носителем всего косного и дремучего — вон, уже бронетехнику святят и с иконами в космос летают. Видать, по-другому разучились управляться. Шейн ви гольд, как говорят агенты мирового сионизма.

Поделиться
Отправить
Самое читаемое