Легенда об Алаквейне

Много веков назад жила на Севере, у озера Илмер, прекрасная птица Алаквейне. Оперение её сияло, как янтарь на солнце, излучая жизненную силу. Дни сливались в месяцы, месяцы в года, года в столетия, и со временем сияние начинало тускнеть, перья становились серыми, птица хирела и увядала. Тогда, собрав последние силы, она летела вверх, к Солнцу, как можно выше, и там, в вышине, когда уже чувствовала, что в бессилии рухнет вниз, складывала крылья над головой и сгорала яркой вспышкой, оставляя после себя лишь пепел, который могучий северный ветер относил на остров посредине озера Илмер. Там, спустя три дня и три ночи, птица возрождалась из пепла во всём своём великолепии, гордо расправив крылья. Жизнь её проходила в однообразии, никем не тревожимая. Север в те времена был безлюден — Алаквейне не была никому известна, и ей никто не был нужен. Но однажды всё изменилось.

По обыкновению резвясь в небе с безликим приятелем северным ветром, Алаквейне своим острым взором увидала вдали от озера, между стволов могучих сосен, необычное зрелище. Через лес, спотыкаясь, бежало странное двуногое создание, не похожее ни на что из виденного Алаквейне за свою долгую жизнь у озера. За ним гнались другие двуногие создания, смуглолицые, ссутуленные и обросшие чёрными волосами. Пятеро из них держали передними лапами блестящие железные полоски, а последний, шестой, временами замедлял бег и пускал вослед убегающему деревянные прутики с чёрными наконечниками. Заинтересовавшись увиденным, Алаквейне полетела туда, низко паря над вершинами деревьев. Она изящно опустилась на ветку большой сосны, стоящей на пути погони, и укрылась в её густых бирюзовых лапах.

Немного погодя на поляну выбежал первый двуногий. Правую переднюю лапу он прижимал к левой стороне груди, из которой торчал деревянный прутик, левой сжимал железную полоску с острым краем. На середине поляны силы подвели его, и он рухнул на колени, едва не выронив железную полоску. На поляну вышли преследователи; тот, что пускал прутики, поднял лук и нарочито медленно навёл на беглеца, злорадно ухмыляясь. Беглец крепче сжал железную полоску и, пытаясь подняться на ноги, посмотрел вверх — туда, где притаилась Алаквейне. Их взгляды встретились.

В этот миг что-то произошло. Алаквейне смотрела в его голубые глаза, и ей казалось, что вся её жизнь была прелюдией к этой встрече. Это странное чувство захватило её всю. Раненный смотрел в её жёлтые глаза с чёрными вертикальными зрачками, и чувствовал, как тело его наполняется жизненной силой, как крепнут мышцы и отступает боль. Всё это заняло лишь несколько мгновений, но обоим казалось, что мир вокруг них замер. Первым опомнился человек.

«Славен!» — выкрикнул он, резко вскочил, и, развернувшись, метнул нож в ухмыляющегося вожака смуглолицых, целившегося из лука. Дальнейшее происходило стремительно и одновременно. Предводитель выпустил стрелу, нож вонзился ему в горло; Алаквейне с пронзительным криком сорвалась с ветви и рванулась наперерез стреле; человек, метнувший нож, выдернул торчавшую у него из груди стрелу… Алаквейне пронеслась прямо перед его лицом, и в этот момент её настигла стрела, выпущенная предводителем смуглолицых. Человек и птица повалились на землю. Из последних сил птица подняла голову и сложила над ней крылья, закрыв и голову раненого человека…

Грянул гром, заставив оставшихся без вожака преследователей в ужасе бежать, молния страшной силы ударила в дерево, расколов его и разбросав обломки, а птица и человек исчезли в яркой вспышке пламени. Налетел ветер, поднял пепел и понёс туда, куда уносил уже не раз, повинуясь велению природы — на остров посреди озера Илмер. Минуло три дня и три ночи, и на берег озера из вод вышли двое: мужчина и девушка с глазами, голубыми, как озёрная гладь, и волосами, переливающимися огненным золотом, как оперение чудесной птицы Алаквейне.

— Славен, — сказала девушка, склонив голову набок.
— Илмера, — сказал мужчина, взяв её за руку.

Они приблизились друг к другу, и волосы их слились в единое золотое море…

Дни складывались в месяцы, месяцы в года, года тянулись длинной вереницей. На берегу озера возник чудесный город именем Славенск, и населяли его люди золотоволосые и голубоглазые. И пошёл от тех людей народ, который веками медленно клонился к упадку, но каждый раз возрождался в своей мудрости и могуществе, повторяя жизненный цикл прекрасной птицы Алаквейне, душа которой навсегда стала душой этого народа…

Поделиться
Отправить
Наиболее читаемое