Истоки Столетней войны

Настоящая заметка составлена по выдержкам из личной беседы с моей доброй знакомой, известной как bibi, и обнародуется с её согласия.

Ты знаешь, из-за чего началась Столетняя война? Вот если бы не было одной супружеской измены, в связи с которой понадобилось лишать женщин права занимать престол, т. е. вытаскивать на свет Божий салический закон, то и Столетней войны не было бы...

Если бы в свое время престол заняла законная наследница, то не прервалась бы династия и у Эдуарда III не было бы повода претендовать на французский престол. А так-то он тоже по праву на него претендовал. Он по матери ближе был родственник усопшему королю, чем сын Карла Валуа.

Так вот. Проблема возникла из-за супружеской измены Маргариты Бургундской, невестки Филиппа Красивого и жены его старшего сына Людовика, будущего короля Людовика Сварливого. Эта шлюшка более трёх лет путалась с конюшим Филиппом д’Онэ и была уличена. После чего была заключена в тюрьму. А развод оформить нельзя было — представь, супружеская измена не считалась достаточным основанием для того.

Но не это опять-таки главное. Главное то, что у Людовика и Маргариты была единственная дочь Жанна, как раз лет около трёх. И было совершенно непонятно, кто на самом деле её папаша — принц или конюший. А генетического анализа тогда не было, к сожалению. Сама Маргарита не кололась.

Итак, имеем следующую ситуацию: Филипп Красивый умирает, на престол садится его старший сын Людовик. Жена Людовика в тюрьме, брак не расторгнут, жениться вновь он не может, единственный ребёнок непонятно от кого. А сам новый король здоровьем слаб.

Понятно, что Людовику срочно нужно жениться. Но как, если жива Маргарита? Проблема была решена в лучших традициях средневековья: Марго тихонько удавили в тюрьме. Она сама виновата. Если бы согласилась написать папе, что дочь не от Людовика и вообще у неё с Людовиком супружеских отношений не было — т. е. то, что нужно было для расторжения брака, — жила бы.

Теперь Людовик свободен и может жениться. Берет он себе принцессу Клеменцию Венгерскую. С этой все нормально — добродетельна, как и положено. И уже забеременела. И тут Людовик умирает. Говорят, был отравлен. У него остаётся дочь от Маргариты, в законнорождённости которой у многих имеются вполне обоснованные сомнения, а также ребёнок в чреве Клеменции.

Вопрос с престолонаследием откладывается до родов. Если Клеменция родит сына — то всё нормально. Он становится королём при чьём-нибудь регентстве. Но если у Клеменции родится дочь, то на престол должна сесть старшая дочь Жанна, которая непонятно чья.

Трон наследовался от отца к детям. Любого пола. По старшинству. И только при отсутствии детей — к другим родственникам, начиная от самых ближних. Приоритет у детей мужского пола. Но если таковых нет, то в ход идут дети женского пола по старшинству.

Так вот, Клеменция рождает мальчика, получившего имя Иоанн. И прозвище Посмертный, т. к. он родился через пять месяцев после смерти отца. Регентом при новорождённом короле объявляется Филипп, второй сын Филиппа Красивого, у которого, кстати, тоже нет сыновей, а только три дочери. Но это только так думают. Жена Филиппа родила сына за несколько дней до Клеменции, но это тщательно скрывалось.

Между прочим, в тюрьму были заключены все три невестки Филиппа Красивого, старшая и младшая были виновны в измене, а вторая не изменяла, но покрывала двух других и вообще потакала. Старшую удавили, младшая осталась в тюрьме, а вот жену Филиппа Жанну освободили через полтора года. Сочли, что достаточно наказана.

И тут такая история... Младенцу Иоанну Посмертному пять дней от роду. Церемония представления короля баронам. Младенец на руках у крестной матери — Маго д’Артуа, известной отравительницы, интриганки, и, между прочим, тёщи регента Филиппа. И прямо на её руках младенец испускает дух. По мнению большинства историков — отравлен.

Собирается совет пэров королевства решать, что дальше делать. И как отстранить весьма вероятно незаконнорождённую дочь Людовика от престола. Думали, думали, и нашли зацепку в салическом праве, по которой запрещалось наследование земельных владений дочерьми. Хотя до сих пор такого не было, и Франция хотя и не знала королев, наследующих за отцами, но зато знала регентство двух королев — Анны Киевской и Бланки Кастильской.

Итак, королём становится средний сын Филиппа Красивого — Филипп Длинный. Вот тут он и объявляет о рождении у него сына. Следовательно, у него есть наследник. А с убиенным младенцем потом было интересно.

У младенца эти пять дней была кормилица — дворянская девица Мари де Крессе, которая незадолго до того родила сына. Сына она родила в тайном браке с ломбардским молодым банкиром Гуччо Бальони, который был поверенным в делах королей и часто разъезжал по заграницам с их поручениями. Ломбардец — это чуть лучше еврея, поэтому дворянская семья Мари, узнав о её беременности, возмутилась и выгнала её из дома. Родич Гуччо поместил её в монастырь, пока Гуччо выполнял важное поручение к папе, чтобы девица спокойно родила и дождалась мужа.

И вот из монастыря её взяли кормилицей к королю. Когда король умер — она уехала в Италию с Гуччо и ребёнком. А сорок лет спустя, на смертном одре, на исповеди заявила, что баронам решили показать её сына, т. к. он лучше выглядел. И отравили её ребенка. А она вырастила короля. Так Джаннино Бальони, сорока лет от роду, узнал, что он законный король Франции. И вознамерился бороться за престол. И даже от брата Клеменции Венгерской войска для этого получил. Впрочем, ничего не вышло.

Но вернёмся к Филиппу Длинному. Казалось бы, у него всё в шоколаде. Он — король. Есть сын-наследник. Но сын умирает в раннем детстве, а супруга Филиппа Жанна уже не способна рожать. И сам Филипп умирает после шести лет царствования от дизентерии (тогда была эпидемия), осложнённой лихорадкой. Престол снова свободен. Свято место пусто не бывает, и на престол садится младший сын Филиппа Красивого — Карл Красивый. У которого жена тоже прелюбодейка и томится в тюрьме.

Эти прелюбодеяния совершались одновременно. Старшая невестка короля блудила с конюшим Филиппом д’Онэ, а младшая Бланка — с его братом Готье. Даже в одном помещении, без излишнего стеснения. В Нельской башне, на глазах друг у друга.

Итак, папа разводит Карла с Бланкой, Карл женится на Марии Люксембургской, но та, родив мертвого ребенка, умирает сама. Бедный Карл женится снова, но и третья жена рожает одних дочерей... Карл тоже умирает, не просидев на троне и десяти лет... И вот тут ветвь Капетингов прерывается. Начинаются проблемы...

Хотя у трёх братьев — сыновей Филиппа Красивого — была ещё сестра Изабелла. Жена английского короля Эдуарда Второго и мать будущего Эдуарда Третьего. Но тот самый салический закон, призванный, чтобы отстранить от престола возможно незаконнорождённую Жанну, лишает теперь престола и Изабеллу.

Трон переходит к ветви Валуа — к двоюродному брату трёх последних королей Филиппу Валуа. Но! Эдуард Третий, сын Изабеллы, как подрос, салический закон решил не признавать и стал претендовать на французский престол. И реально, он, если бы не этот закон, имел бы больше прав на французский престол, ибо его занимали Капетинги, а Изабелла, мать Эдуарда, из Капетингов как раз. А Валуа там рядом не стояло. Теперь понимаешь?

Поделиться
Отправить
Ctrl
Наиболее читаемое