День предпоследний от конца: эльф и «изюм»

Мировая гармония существует. Она посылает мне людей без выдержки: от юных любителей словесных баталий до пассажиров обычного утреннего микроавтобуса — как тот, стоя в котором сегодня, я живописал другу будни технической поддержки, перемежая рассказ идиоматическими выражениями, и заметил, что лицо сидящей рядом женщины вида «всё уже было» исказила рябь неудовольствия.

В таких случаях я надеюсь, что мои слова отзовутся терапевтически. На сей же раз моя случайная попутчица не вытерпела:
— Молодой человек, вот вы говорите, что хотели бы расконсервировать Дахау. Слушая вас, я хотела бы сделать то же самое.
— Я очень рад, — ответил я.
— Ты материшься, а мы должны это слушать! — горячо поддержал её сосед по сидению вида «забытый на полке изюм».
— Вы можете не слушать, — возразил я.
— Да?
— Да. Мне, например, не составляет труда вас не замечать, если я так хочу. Дело самоконтроля.
— Да? — повторил «изюм» с нажимом в голосе.
— Да.

Далее оппоненты, число коих в эпизодах возрастало до четырёх, миновали вопросы воспитания (здесь возможная надзирательница Дахау нашла меня слишком образованным и оттого невоспитанным, а я объяснил, что у меня иное воспитание), вспомнили закон, безуспешно воззвали к интеллигентности моего друга, предложили вызвать несуществующую ныне милицию и, наконец, потребовали от водителя, чтобы он остановился и высадил меня. Я парировал, доверительно облокотясь на спинку сидения следующего ряда.

— Ты знаешь, сколько мне лет? — изюмный мужчина раздражённо вскочил, чтобы сесть.
— Не знаю, и мне это безразлично: думаете, я стал бы вас уважать только за то, что вы много лет прожили без толку?
— Мои дети себе такого не позволили бы!
— Судя по вашему поведению, гражданин, ваши дети будут хоронить то, что вы делали в жизни.
— Я их воспитал...
— Поэтому они хуже как минимум в уровне образования.
— Тебе в морду дать, или что? — мужчина снова вскочил и уселся.
— А вот это уже уголовно наказуемое деяние, — насмешливо отметил я, вспомнив, что мой собеседник немногим ранее уповал на закон.
На этом спор закончился: наш маленький автобус достиг нужной мне и другу остановки.

Зачастую люди так мало представляют из себя в жизни, что единственная их отрада — огрызаться на других. Но я-то знаю цену такой горячности и не затрудняюсь её напоминать. Дабы не выглядеть нелепо и смешно, не злобствуйте в общественном транспорте, друзья!

Поделиться
Отправить
 11   2017  
← Ctrl →
Самое читаемое