Талиессин Ил-Лиорве. Стихи, проза, выступления

Эльфийский герметизм на русском языке и поэтическое осмысление окружающей действительности. Умеренно, временами сатира. Мнение автора не всегда совпадает с его точкой зрения. Выступать люблю и умею, пишите насчёт сотрудничества. #talipoet

Сон Сибири

Уплывай на кокосовый остров,
Окружённый тяжёлыми водами.
Сон Сибири неласков, не лосков,
Сквозь проглянут из снегов
Ненаходами
Хордовые.

Болит весна;
Приброден самый добрый знак —
Углы скруглив, он между кухонь
Чинно шествует.
Уйти из сна
Внутри, из сна внутри, из сна —
Я терпеливо жду в разрухе
Чьих-то бедствий.

Еловой клети
Открываться на крови —
Криви, криви,
Что сын за сытых не в ответе.
А сытым сыто¹ студит ветер,
Простёртый крыльями любви.

Любви, рядящей лето в траур,
Носящей имя Евы Браун.
Она сойдёт в подклет,
Раскроет клеть
На гребне лет
И распадётся в травы.

Вересняку шумит Славутич,
И тлеет вересняк в предзимье.
Я напишу — ты не забудешь
Прервать колючий сон Сибири.

__________
¹ Сыто — древнеславянский напиток из разведённого водой мёда, которым обычно оканчивали обед.

Древопевцево

Исходив по четыре-четыреста рек,
Я четыре-четыреста раз
Возвращался назад,
И четыре-четыреста раз
Мне смолою ненадобный тис
Колыбельную пел.

Бочкари, сбейте обруч и сбейте другой,
Разрешите от тягот меня
Где не свет, не вода;
Разрешите-от, яду приняв,
Не найдя в переброде добра,
Грех со смоквой делить.

Воды черносеребры, когда не цветут.
Не снимая потёртых одежд,
Погружаюсь туда,
Чтобы ветер, и вепрь, и дрозд,
Оглашая века перемен,
Обходили меня.

Нея (ударение на я)

Ночью север помнит,
Снега цветут кровавым;
Дочерь снега расплетает
Волокна нервов дроглой верви.
Смерти нет, но смейся мне в лицо хоть,
Не верю,
Что природа
Мне матерь боле,
Неже матерь боли,
Иначе плата
Где за труд мой
Во имя…

Русь моя

Сочинилъ слова на мотивъ «Патріотической пѣсни» Мих. Глинки. Хотѣлось чувства лёгкаго и летящаго, съ уклономъ въ народность и отношеніемъ къ бѣло-лазорево-алому (не бѣло-сине-красному!) знамени. Итакъ,

Русь моя

Возсіяетъ Русскому народу
Солнце счастья, сердце веселя;
Позабудетъ прежнія невзгоды
Русь моя, моя земля.

Бѣлымъ снѣгомъ, лазурью небесной,
Алымъ блескомъ рубиновъ Кремля—
Смѣйся, душу наполняя пѣсней,
Русь моя, родная земля!

На Соглашеніе въ Вискуляхъ

(въ стилѣ Николая Добронравова)

Соглашаться легко, если ты невзначай
Соглашательству всею карьерой наущенъ.
Соглашеній не счесть, но умножитъ печаль
Бѣловѣжское—пуще, Бѣловѣжское—пуще.

Велика и обильна родная земля,
Но порядка въ ней нѣтъ, ино гласъ вопіющій.
Обязательства всѣ позабудемъ, узря
Окаянную правду: Бѣловѣжское—пуще.

Согласясь, разберёмъ опостылѣвшій кровъ,
Размѣняемъ его на прибытокъ насущій.
Всѣхъ согласій пребудетъ во вѣки вѣковъ
Бѣловѣжское—пуще, Бѣловѣжское—пуще.

Пусть иные сидятъ по домамъ, присмиревъ,
А иные повѣрятъ на смуту зовущимъ.
Многимъ договореньямъ горѣть-бы въ кострѣ,
Но дѣла не сгораютъ, Бѣловѣжское—пуще.

Трёхъ Славянскихъ племёнъ богатырская стать,
Трёмъ раздѣльнымъ полямъ силой будь стерегущей.
Соглашенье князей Русь дѣлило и встарь;
Бѣловѣжское—пуще, Бѣловѣжское—пуще.

На волненія въ Западномъ Краѣ

(въ стилѣ Михаила Андреева)

Отчего такъ въ Россіи Литвины шумятъ,
Генералъ-Губернатора всё проклинаютъ?
По ночамъ, заградивъ мостовыя, стоятъ,
И руками цѣпочки сплетаютъ?

Непроѣзжи дороги, войска подъ ружьёмъ,—
Изъ скупыхъ кинохроникъ объ этомъ узнаемъ.
Господинъ Чипполини, якъ ваша жыццё?
Показали смутьянамъ, кто въ Краѣ хозяинъ?

Городъ Минскъ вопіетъ: «Уходи! уходи!»
Ему вторятъ и Гродно, и Лида.
Сколько лѣтъ Генералъ-Губернаторъ сидитъ—
Помнитъ Край, ничего не проститъ онъ.

Мы не выйдемъ на площадь, родная, съ тобой,
На Литвиновъ равняться намъ, право, не стоитъ,
Ведь Имперіи надобенъ только покой—
Государь всё безъ насъ обустроитъ.

Отчего такъ въ Россіи Литвины шумятъ,
Предержащимъ властямъ отчего непокорны?
Дни волненій и смутъ—изойдутъ, пролѣтятъ,
Но останутся шельмы и воры.

Городъ Минскъ вопіетъ: «Уходи! уходи!»
Ему вторятъ и Гродно, и Лида.
Сколько лѣтъ Генералъ-Губернатор сидитъ—
Помнитъ Край, ничего не проститъ онъ.

Петербургскія частушки

Вопрошаетъ графъ Уваровъ
Недовольно: «Что́ это,
Почему у самовара
Форма Могенъ-Довида?»

Ой-вей, азъ охенъ вей—
Тульскій мастеръ былъ еврей.
Ну, а если не еврей,
Всё-равно—аз охенъ вей!

У Сената и Сѵнода
На приколѣ лодочка,
А у Оберъ-Прокурора
Шаткая походочка.

Эхъ, разъ, да ещё разъ—
Прокуроръ издалъ указъ:
Каждодневно по́ пять разъ
Каждому свершать намазъ!

На Сенной такое диво:
Полицмейстера побили,
А потомъ ярлыкъ отъ пива
На кокарду налѣпили.

Шиши-камыши—
Нищіе на паперти
Всѣмъ отмолятъ за гроши
По отцу и матери.

Революціи-таки
Разожгли пожаръ мы,
Но щедры на тумаки
Конные жандармы!

Анъ-де-труакатръ—
Объявился провокаторъ:
Пѣлъ частушки хулигански,
И очнулся въ Туруханскѣ...

Тайные семена

Зори, листва
И дыхание рек
Спеты во свете
Божьем.
Празднуй, весна;
Процветай, имярек!..
Мне бы хотелось
Больше.

Солнца растут
Из понятных семян,
Ветер и вереск
Тоже.
Травничий труд
Навсегда осиян...
Мне бы хотелось
Больше.

Вечный смутьян,
Я прошу у садов,
Вторя усталой
Лютне,
Тайных семян,
Из которых любовь
Произрастает
К людям.

Вы когда-нибудь видели, как...

Дальше нельзя начинать на гласную —
Выйдет неблагозвучно.
Остаётся безгласно
И скучно
Спрашивать о пустяках:
Вы когда-нибудь видели,
Как дела
Прошиты
И пронумерованы?

Такою же нитью
Суровою
Штопаются тела
Там,
Где не знают глаголов,
Но знают прямое действие,
Где не бывает подследственных,
А суд и расправа — голод —
Голод по белому свету.
Голод по чёрному свету
Колесит
И устал судить;
Щёки его растёсаны,
Их колет на сквозняках.

А я безыскусен в рассказах,
Которых не приукрасить:
Не существует красок
Там,
Где умирают звёзды.
Вы когда-нибудь видели, как?..

Слияние

Ты огонь, и я огонь,
Вместе мы — огнище!
Ты дикой, и я дикой,
Целости приищем.

Ну здравствуй,
Мой внутренний зверь.
Тучно ль царство,
Упруги ли двери?

На забрале
Тайком
Не рыдает
Ли кто,
Костром
Разбросанных
Припоминая?

Помнишь, небось:
Чем чернее полынь,
Тем белее кость
И сырее полы?

Да, вечно дождь,
Былым его видно.
Да, вечно то же:
Полынные вина.

У нас тут...
Изволишь точность?
Междусобойчик
Между собачек
И попугайчиков;
Разница —
Плотоядность.

Сменяли
Мечи
На лучи,
С меня ли
Чить
Получить?
Кое-что
Недоворошено.

— Раз! —

В плясе
Слиясь,
Наследуем
Целое...
Больше ли в нём?
Ни зверя,
Ни смерти,
Ночью и днём,
Ночью и днём,
Ночью и днём!

— Ночью и днём! —

Ранее Ctrl + ↓