Позднее Ctrl + ↑

Твердыня

Темна Твердыня, но чисты сердца.
Пускай всё перепишут по-другому —
Мы жили по небесному закону
И чтили поднебесного Творца.

Крепка Твердыня, но мягки слова —
Горючий воск в податливых ладонях,
Дыхание тепла на звёздном лоне.
Отец нам тот, кто слово основал.

Древна Твердыня. Мы её ростки —
Народ-дитя, извечное живое.
Не страшно, если сказка — наша воля,
Ведь мир без волшебства — юдоль тоски.

Разомкните цепь

Разомкните цепь, разорвите круг,
Ведь порочный круг — вьюга кали-юг.
Не одной, не двух — клеток оборот,
И за годом год, и за родом род,
И за смертью смерть — длинное число...
Я успел сгореть этим ремеслом.
Стану я теперь выше и острей,
Стану вышивать утренний прострел
Новой колеи — празднество зари.
Не копите стрел — Раем станет Рим!

Блок

Ночь это гул напряжений, натяжений и деформаций.
На грязной картонке тонко нераздумчивый школьник налепил кирпичи домов.
Снулые скулы бетона мокнут в потёках краски —
Мокрая язва на теле князева сада.
Находясь гаражом посреди прокажённой статичности,
Принимая на вес корабли серо-ржавой земли,
Хорошо оставаться ватой лежалой оконной затычки,
Но онкологично быть личным и знать свои провидения лучше обмётанной тени
Басовых часов постполуночи — лунной,
Как вышки сторожевой, или сотовой, или какой ещё связи с князем,
Который сюда и не жалует, да и не нужен, а хвалит семейный ужин среди изразцовых кружев
На чистых, слоновой кости, поделках аккуратистов — других, внеблоковых школьников.
Утро умоет слюной помойку картонной застройки,
И блоковый школьник продолжит работу над новыми тройками.

Бобик

За окном дежурит бобик,
Отливая серой шерстью,
Будто мало бестолковых
В околотке происшествий.

Стережёт меня малютка —
Ждёт избыточной проказы —
Подослал его Малюта
Из опричного приказа;

Он приходит каждый вечер
И уходит спать под утро —
Будто больше делать неча
В этой Зареке продутой.

Стереги меня, мой бобик —
Возлюбил тебя, как брата!
Стану писарь при набобе —
Припишу нулей в зарплату:

Ты один меня заботой
Окружаешь еженощно.
Коли холодно за бортом —
Приходи погреться. Точка.

26 апреля   Cтихи   Сочинения   Юмор

Страна дурака

Вот вседовольный и благостный житель!
Кто тут не радостен, а? Покажите!
Странствия в прошлом — обложены сбором,
Связь перекрыта вельможным надзором;
Далее — более, далее — лучше:
Обеспокоенность выскажут тучам,
Слякоть осудят весенним наказом,
Вместе с простудой отменят лекарства.
Славься, страна, колобродствуя гордо,
Веруй в осознанный выбор народа,
Жертвуй рубли на господскую милость, —
Не допускай, чтобы всё развалилось!
Раз вместо масла — разбойное царство,
Дай вместо хлеба — хвалёной Победы,
Вместо одёжи — казённые рожи,
Всё отними — да законы построже!
Выйду на улицу, гляну довольно;
Враг не поймёт со своей колокольни:
Правит Отечеством вовсе не зависть —
Травит себя, чтоб другие боялись!
Вот вседовольством наполнился житель —
Гроб для осанки на кол нанижите.

25 апреля   Cтихи   Сочинения

Мир, победа, колбаса

Мир, победа, колбаса, —
А иначе не берись!
Горном взвейся в небеса,
Под медвяный каравай.
Стережёт победу он,
Меднобрадо скошен вниз,
Где заварит фараон
Кашу крепкую — дер брай¹.
Стол уходит из-под ног,
Разгорается фитиль —
В мире ты не одинок
И в победе будешь юн:
Если рыцарь твёрд собой
И поводья не спустил —
Колбаса ему венок,
Славу горны воспоют.

__________
¹ Der Brei (нем.) — каша, месиво.

Своим

Я с миром прихожу — но со своим:
Чужое мне не нужно и не ново,
Как снедь в плохой общественной столовой,
Чей смрадный мар подушно составим.

Я с миром прихожу — но на беду:
И вам не впрок и мне не на поживу,
Но лучше быть не живу и не лживу,
Чем жить в угоду, лишь бы на виду.

Я с миром прихожу — но на войну:
Оратайство подсечно-огневое
Прекрасно разум лечит от неволи,
В золе былого сея правину.

Объелся белены московский Рим,
Уклад его потёрт и криво скроен;
Сквозь крой мирской я проступаю с кровью
И с миром прихожу — но ко своим.

18 апреля   Cтихи   Сочинения

на дорожку

светлана дурацкое имя
для рыхлой пивной бульки
с нечищеными зубами
и трениками от рибок
но света верит в эстетику
собственного жиртреста
поэтому плотно засела
на порошковой диете
её бельмоватый пакетик
трогательно перетянут
резинкой цвета маренго
как маменькины специи
оттуда где всё по тридцать
для тех кто давно за сорок
но света собой довольна
и выглядит на шестьдесят
на кухоньке спички и свечки
и проволочный наплечник
в котором коптится груша
отколотого стекла
доколе пары созревают
и груша послушно коптится
дурацкое имя светланы
я как-нибудь перетерплю
светлана свет лампы накаливания
словарь советских имён
сталинской индустриализавари мне ещё на дорожку

14 апреля   Cтихи   Сочинения

Город

Усть-Мигрень особенно противна весной. Снизу голая прогаженная земля, вокруг алюкобондовое убожество и долгие светофоры, сверху архангел Михаил предлагает две круглых по цене одной. Скрепя сердце и стиснув зубы добираюсь до точек, которые иногда необходимо посетить. Думаю, ядерная война бы разнообразила этот город. Как минимум, добавила живости в геометрию улиц. Идёшь себе по улице имени непонятной фамилии, а поперёк дороги подкопчённая ливерная девятиэтажка раскинула свои вонючие рёбра. И полагает выбор: обойти завал стороной или перевалить через него с вероятностью надеть себя на арматуру. Жизнь свежа и удивительна. Ей-богу, старая бестия с угреватой сыпью провинциальных городов так часто выражает свою озабоченность устами кожаных портфелей, что её следовало бы трахнуть из жалости. Найдётся сострадатель?

14 апреля   Мысли   Проза

Манерности прекрасные цветы

(Спектакулюм трёхчастный)

Явленье первое.
(Входят лорд Страпольд и Михрютильда.)
Страпольд: Важнецки груши ныне!
Михрютильда: Точно пылесос.
Страпольд: Воскресным утром будет буря.
Михрютильда: Откуда вам известно?
Страпольд: Я воевал за Гроб Господень и в битве с сарацинами лишился правого резца.
Михрютильда: Ах, подземелья! Устами хладны.
Страпольд: Время удалиться.
(Удаляются.)

Явление второе.
(В полупотёкшей зале Михрютильда и Привилей. Здесь гулко дует вентилятор.)
Михрютильда: Вы знали дней о нас стрелой пронзенных?
Привилей: Иные, право, недалёки времена.
Михрютильда: Пора и нам!
Привилей: Позвольте прежде к вентилятору припасть.
Михрютильда: Извольте, припадайте!
(Привилей наклоняется к вентилятору и его уносит ветром. Михрютильда поправляет конский корсет.)
Михрютильда: Сколь ветрены порой изящества пороки!

Явленье третие.
(Лорд Страпольд и Волцембрахий в ореховом саду. Последний обнажает меч.)
Волцембрахий: О пунцовый выползень! О тень бездонной ивы!
Страпольд: Не смей со мною говорить лицом.
Волцембрахий: К оружию!
(Страпольд стреляет из кармана и укладывает Волцембрахия на снег. Падают стропила, открывается потайная дверь, за ней другая и третья. Из теряющего орехи терновника выходит Михрютильда и под руку со Страпольдом скрывается в дверях.)

Явленье первое.

Ранее Ctrl + ↓