Тригрань

I.

«Nêa, cum’ gâen’na trîk?» — Лиорна повела ладонью в сторону изгорка, где в обрамлении пролеска сонно струился водоток.
«Нея, айда к ручью!» — я слышал её на родном — родном ли? — и том, другом языке.
Вот же, рукою коснись: она. Ан нельзя. Хрупкий самогранник видения ра́вно изломится или поранит.
Знал ли ты, что будущее твёрже прошлого? Последнее же наплывно и переменчиво, как отблески светила в глади того ручья.
Лови свой отблеск — зачерпни медлительной воды — да уйдёт из горсти, и отживки не удержать.
А просится ведь...

II.

Остановите... Не время, нет!
Время здесь-эт непременнее
Слов из прошедшего завтра.

Остановите — не землю, нет:
Светопадение зрения.
Сон сумасшедшиной заткан.

Или вокруг сумасшедшина?
Или во Круг сумность певчая
Даром сбирала путины?

Буря повесила вывески,
Буря посеяла: вы вески́,
Да разбросала пути ны.

III.

Что сужено, то и скружено — на Коло неправды не произносят.
Огнивое в огне не горит, а чему тонуть, то и не изгорит вовсе.
Нея и Ли идут к ручью; большое поводье идёт на долину.
Вода — не погибель, она — проявитель.
Она же — иносказание.
В ней мы истаем и переродимся.
Высказаться.
Внове высказаться.

IV.

Что наша жизнь? Тригрань
В слове, и звуке, и образе.
Капли огня родились — и глянь:
Новые души тронулись
Вниц по седым именам.
В трёх небылых особностях
Снится всё им — и нам —
В Коло внутри Триграни.

Поделиться
Отправить
Запинить
23 января   Cтихи   Проза   Сочинения
Наиболее читаемое