Предел

Гонит ветер по простору
Рыжину крупиц колючих,
Треплет горе¹ тонкий полог,
Повевая блёклой синью.
Сквозь прорыв небесной ткани
Смотрит пристально светило
Щурит палевое око,
Щурит око — но не видит
Ни рубцов дорожной сети,
Ни щетины тучерезов, —
Только ветер одинокий
Гладит рыжую равнину.

Помнят ветер и светило,
Как плескалось полнолюдье,
Как дышали жаром горы
И кипели ядом реки.
Где теперь то многокровье
В кромах дымного железа,
Где изъязвленные дали,
Где исчервленные глуби?
Помнит ветер град разрывов,
Ярых сполохов завесу, —
Оттого теперь светило
Щурит взор подслеповато.

Что неслось, не зная усталь,
Что ревело знойным гулом, —
Преисполнилось собою
И само себя пожрало.
Обожгло сырые раны,
Растопило ржавь железа,
Размягчило мерклый камень
И изгладило изломы...
И оставило в покое
Остывающую землю,
Чтобы вдоволь отдохнула
От напасти суетливой.

Не сыскать в разоре блага,
Не найти его в бесчинстве,
Но всему предел приходит,
Он и есть — мерило блага.

__________
¹ Го́ре — вверху, в вышине.

Поделиться
Отправить
Наиболее читаемое