Талиессин Ил-Лиорве

#talipoet

Червьми

Чем больше узнаю́,
Тем легче выреза́ть мыслительной стамеской
На чёрном дереве червлень союзных вьюг
И бель столовой пересуды венской,
В которой нас к изношенным причтут
И вычтут из остатка иудейской кутерьмы
Пробитых вер в мечту
Компостером тюрьмы — терь мы
С тобою заедино
Заедимы.

17 мая   Cтихи   Сочинения

Три запятые XVIII

Непонятых творцов не существует. Встречаются те, кто недостаточно уверенно вложил в творчество своё миросозерцание, и оно, проникнутое неуверенностью, оставляет после себя неуверенность в правильном выборе выразительных средств. Искренний, горячий творческий порыв всегда пробьёт себе дорогу, хотя бы это и была дорога скорби и лишений. Окончательный зачёт в соревновании между творцом нового и косным общественным сопротивлением новому — дело далеко отстоящее от изначального порыва. Не веря в торжество своей внутренней правды, своего художественного вкуса и взгляда на мир, не следует и пытаться их выражать.

Сакраменталии

Моё крещение — походы за дождём,
закалка — в пламени латунной чаши.
Промок до блеска, жаром опалён — равно освобождён
от злобной робости дежурных отченашек.

Моя молитва — рокот вязких строк,
а знаки веры — узел Талиесина и Соулу
двойные руны, — дай-то срок,
до дна окрошку социума исхлебаю солону.

Да будь же дважды за царя и трижды при погонах,
лауреат всех степеней, корней да градусов —
моя духовность выше офисных фальшпотолков,
обширней камерных глазков, — обрадуйся

мне, постелив лилейные льняные простыни
на гретом вечным газом основании гранитном.
Мой скорый сон здесь никому не родственник,
но память о ничто хранит он;

о пробуждении потом поговорим,
когда себя изъест казачьей вошью
крестнознамённо-номерной торговый Рим,
безместный для чего хорошего.

Быть Иным. О праве самоопределения личности в современном мире

Рождается новая живая единица, наделённая способностью мыслить и воспринимать окружающий мир. По мере взросления она приобретает качества, которые позволяют ей осознавать себя и вступать во взаимодействие с другими подобными единицами — иначе говоря, в общественные отношения.

К таковым качествам относятся воля (побуждение к действию), разум (осмысление происходящего), чувства (оценочное отношение к происходящему) и язык (возможность обмениваться сведениями), но главное — производительная сила (способность к творчеству, изменению старого и созданию нового).

Личности нужно твёрдое основание для существования в обществе, чтобы не чувствовать себя потерянно и несчастно. «Кто есть я?» — первый вопрос, который требует ответа. «Кто есть мы?» — второй вопрос, ибо полноценное общественное существование невозможно без поиска единства, общности.

Поскольку каждая личность наследует и приобретает как сходство с другими, так и отличия от них, неизбежны случаи, когда соотношение схожести и отличий склоняется в сторону последних. Возникает явление Иных — людей внешне, которые внутренне не ощущают себя людьми, будучи при этом личностями, наделёнными разумом и волей.

Для определения своего места в окружающем мире они прибегают к другим образам и наименованиям — таким, которые более прочих удовлетворяют ответу на вопрос «Кто есть я?» — и закономерно иначе отвечают на вопрос «Кто есть мы?» — так, некоторые Иные считают себя преемниками или ныне живущими представителями народа эльфов.

Рассмотрим, насколько подобное явление естественно и допустимо.

Развитое общество современности наделяет личность правом сознательно выбирать принадлежность к определённому народу, вероучению, общественному течению, а также правом выбирать гражданство, основной язык, ремесло и любое другое качество, поддающееся самоопределению.

Выходит ли явление Иных за рамки этого права? В качестве ответа прибегнем к сравнению. Предположим, что человек заявляет о своей принадлежности к русскому народу. Какие качества отличают русский народ от других народов?

Язык? Но на русском языке могут говорить монголы или татары. Православное вероисповедание? Но православными могут быть сербы или болгары, а русский человек волен избрать другое вероучение или вовсе никакого. Может быть, есть обычаи жизни и предметы одежды, присущие исключительно русскому? В современности эти отличия между народами размыты. Так же размыты внешние черты и кровное происхождение.

Остаётся единственное твёрдое основание: если человек считает себя русским и является частью устойчивой общности тех, кто также считает себя русскими — он имеет право называться русским.

Но также верно будет и другое: если возникает личность, которая по внутреннему убеждению определяет себя представителем народа эльфов, и возникает общность из тех, кто также считает себя эльфами — существование эльфийского народа получает не меньшее основание, чем существование русского народа.

Уже одного этого достаточно, чтобы прийти к заключению: право личности принимать и воспроизводить качества, отличные от человеческих, не выходит за рамки общего права личности на самоопределение в современном мире, то есть не является противоестественным.

Однако является ли оно допустимым? Нет ли в самоопределении Иного признаков душевного нездоровья? В общем случае душевным заболеванием признаётся состояние, в котором нарушено умение личности взаимодействовать с обществом и справляться с личными задачами.

Таким образом, если мировосприятие Иного служит не препятствием, а твёрдым основанием для его существования в обществе и взаимодействия с подобными себе, оно не может быть отнесено к заболеваниям, однако зависит от степени взаимной терпимости в обществе: насколько каждый готов допустить, что у другого могут быть равноценные с ним права личности.

Поскольку у Иного есть право сообразно внутреннему убеждению ответить на вопрос «Кто есть я?» — постольку же у него есть право — отвечая на вопрос «Кто есть мы?» — объединяться с подобными себе для более успешного существования и обмена опытом, а также совместной деятельности.

Право Иного быть Иным должно быть признано во взаимном уважении с правом человека быть человеком.

Всходы

Мы пришли в этот мир не для скорби
И не скорбью запомнимся в нём.
Новым житом наполним — и вскоре
Прикорнём золотистым жнивьём.
За предзимьем — и новые всходы
Недалече, рукою подать.
Во ржаной каравай Кологода
Всё вложили, и зрелость и стать.
Встанут новью тугие косицы
И к Ярилиной силе прильнут.
Высочайшая почесть родиться
Там, где хлеб голова, да не кнут.
Мы пришли в этот мир издалёка
И далёкое теплится в нас,
В каждом стебле, крупице и плёнке —
Верным путникам в первый припас.

Творец и иже с ним

Запойный сочинитель,
Непоющий менестрель.
Довольно струнных нитей:
Вот весёлая капель.

Вот лёгкий бег и серца стук,
Печаль тревог, печать разлук,
И наши дни наоборот — к началу и ко сну.

Земля полна лихих дорог,
Земля дана для верных ног,
И строк пока не писаных
Не сосчитает Бог.

Ещё помянем о своём,
Ещё устанем и уснём,
И станет новый день светать —
Прекрасно, если так!

А петь не научился —
Прогулял, пока был юн.
Но мысли, словно птицы,
Вьются сказкой по былью.

И что с того, что ветер мне
Приносит аккомпанемент —
И с ветром будет ладно, даже если тет а тет!

Из каждой чаши пригубив —
С живой и той водой,
Пойдём себе в седой глуби
Дорогой непростой.

И будет свет, и будет час,
Когда Господь заметит нас
И скажет: «Славно жили вы, давайте ещё раз!»

Единство начал

Мне не стыдно назваться русским
На другие свои полцарства,
Но на первые — столь же ясно
Направляю своё искусство.

Мне не стыдно иметь гражданство
При двуглавом орле на алом,
Но лелею свою державность
И в неё прорастаю славой.

Мне не стыдно билет партийный
Под обложкой носить годами,
Оставаясь таким строптивым,
Как вожди из моих преданий.

Аэринн — праотчизна духа,
Русь моя — праотчизна тоже.
Без единства начал — разруха
И живому не быть без кожи.

Мне не стыдно назваться эльфом,
Если сердце сказало это.
Русский голос во мне не дремлет,
Пробуждение стало эхом.

Разбе...

Сочините мне
Новую жизнь.
Сочините мне
Новое имя.

Позабуду, как
Всем дорожить.
Позабуду, как
Всё опрокинуть.

Запишите на мой
Счёт.
Запишите на мой
Счёт.

Не залить вином
Прожитых лет,
Не залить вином
Прошенных бед.

Не вино — полынь
Памятью станет.
Не вино — полынь
Правит устами.

Зачеркните мне мой
Срок.
Зачеркните мне мой
Срок.

И смеётся Бог.
И смеётся Бог:

«Не вверху, а в тебе
Мытарская книжица.
Не вверху, а в тебе
Аз и ижица!»

Хорошо, разберусь,
Русь.
Хорошо, разберусь,
Русь.

Жизненное пространство

Любопытно здесь живут:
Строят орочьи бараки,
Чтобы вдрызг и чтобы в драки,
И не сеют и не жнут.

Не беда — отмоем чад,
И посадим подле дома
Первый цвет рододендрона:
Тяжело земле молчать.

Был тут наш — затосковал,
Ведь один из самых первых.
Сколотил бы личный вермахт,
Да душа не такова.

Переменится в себе,
Если серость переделать.
Переделать — не проблема,
Было б чем да было б с кем!

Ранее Ctrl + ↓